Хопер не попал в Альбус ко дню весеннего равноденствия. Оставил в стороне крепость Опакум, ринулся в путаницу горных троп и неприметных ущелий, сократил дорогу едва ли не на четверть, но все равно не успел. Не успел бы, даже загнав лошадь, а уж с расчетом, чтобы и та осталась в здравии, и дорога разматывалась без заминки, опоздал на два дня. Одно радовало — боль в животе растряслась к концу пути почти без остатка.

Или Амма и в самом деле знала, куда выпустить стрелу, или снадобье подобрала лучшее. Впрочем, Хопер об этом выстреле старался не думать, от дум становилось больнее, чем от раны. Поэтому и звон альбусского колокола опознал с облегчением. Далеко он разносился, даже шум грохочущего на порогах Манназа не мог его заглушить, а уж когда лошадь Хопера ступила на низкий каменный мост, стали видны и дымы над стенами, и запах паленой плоти ударил в ноздри.
— Надо же, пертский лекарь и одновременно райдонский баронет! – стоявший у сторожевой башни лейтенант королевской стражи вернул Хоперу ярлык с удивлением. – Как твою милость занесло в Альбус, Хопер Рули?
— Еще не занесло, — ответил Хопер. – И не занесет, если не въеду в ворота. К тому же можешь звать меня просто Хопер. Какой я баронет… без баронетства, да еще и в чужом краю? Ты ведь тоже не местный? Судя по говору, из Йеры?
— Из Урсуса, — ухмыльнулся лейтенант. – Но родом из Йеры, да. Мушом – мое имя. Обращайся, если что.
— Так это я должен спрашивать, как тебя занесло в Одалу, Мушом, – заметил Хопер. – И почему ты стоишь в дозоре в чужом королевстве? Да еще с капитанским знаком на груди. Или война началась между Одалой и Йераной?
— Что Одала, что Йерана, все союз пяти королевств, — подмигнул Хоперу лейтенант. – Так же как и твоя далекая Райдона вместе с Пертой и Исаной. И знаки в Йеране выдают не по выслуге или званию, а по доблести. Малая йеранская дружина здесь по великой нужде, лекарь. Помогаем соседнему королевству. Или его маленькой, но важной части. Местный бургомистр попросил о помощи, выпустил голубя, ну и…
— Странно, — задумался Хопер. – С чего бы это бургомистру одалского города держать у себя йеранских голубей?
— Была причина, — стер с лица улыбку лейтенант. – Но так ли это важно? Жатва чуть было не началась в Альбусе.
— Значит, не началась все же? – уточнил Хопер. – А жареной человечиной отчего пахнет? Да и колокол надрывается зачем?
— Страшное колдовство, — понизив голос, прошептал лейтенант. – Говорят, оно и остановило жатву.
— Остановило, но страшное? – не понял Хопер. – Разве может быть что-то страшнее жатвы?
— Не мне судить, — пожал плечами Мушом. – Но людишек померло много. Так ты в Альбус или мимо навострился? Лекари во всякую пору нужны, а уж в такую… Только не обессудь, всякого путника, а уж тем более лекаря велено отправлять сначала к новому бургомистру.
— К новому? – нахмурился Хопер. – А куда же делся старый? Где любитель чужих голубей? Что со стариком Троббелем?
— Жнец его придушил, — вздохнул лейтенант. – Да, тот самый, которым детей пугают. Выволок из ратуши и придушил.
— Кто это мог видеть? – удивился Хопер.
— Один торговец глазастее прочих оказался, — ответил лейтенант. – А может, и не один. Говорят, что на ногах почти никто не устоял, а вот гляделки не у всех слиплись. Впрочем, чего зря болтать? Ты в город? Тогда прости, приятель. Стража! Отведите его к принцу. Да, сам принц Йераны пока в Альбусе за бургомистра. Его высочество Триг!

Хоперу приходилось сталкиваться с принцем Йераны. Когда-то тот был высокомерен, но улыбчив, разумен и справедлив. Теперь на его хмуром лице не было и тени улыбки. Вытянув ноги, принц сидел в установленном на рыночной площади шатре, помешивал ложкой какое-то кушанье в серебряной чаше и посматривал на башню ратуши, на которой продолжал звонить колокол, так, словно собирался снести ее собственными руками. На Хопера, который после вида костров с обугленными костяками, испуганных лиц горожан и разбитых окон в домах и сам как будто потерял способность улыбаться, он взглянул мельком, выслушал склонившегося перед ним стражника и заметил то ли с ленью, то ли со усталой злобой:
— Лекарь, выходит? Где-то я тебя уже видел, лекарь.
— У вас во дворце и видели, ваше высочество, — поклонился принцу Хопер. – Три года назад. Отмечали мне ярлык на летоисчисление и летописание. Я целый год провел в вашем книгохранилище.
— И летописец к тому же? – зевнул принц. – Ладно, если бы ты был хорошим мечником, я бы тебя запомнил, а так-то… Хотя меч под плащом у тебя вижу. Как сочетаются меч и посох? В Альбус в каком качестве заявился?
— И как летописец, и как лекарь, и как в меру скромных умений – маг, — пожал плечами Хопер. – На посох опираюсь, а без меча нынче опасно путь держать.
— Тебя кто-нибудь ждет здесь?
Принц оторвал взгляд от ратуши и посмотрел в глаза Хоперу, позволив тому разглядеть боль и почти отчаяние на вельможном лице.
— Нет, но я полагаю… – начал Хопер.
— Так чего тебе надо в Альбусе? – зловеще понизил голос принц, заставив отпрянуть стражу от входа в шатер. – Что ты забыл здесь?
— Гадалка одна… – Хопер поклонился еще раз, — в Долине Милости предсказала, что жатва начнется в Альбусе и в Водане. В день весеннего равноденствия. Вот я и поспешил туда, куда ближе было.
— Гадалка? – скривился принц. – Случаем, не прекрасна лицом, не черна волосом?
— По мне так прекрасна, но волосом не черна, — ответил Хопер. – Скорее, бела как вершины молочных пиков.
— Старуха? – спросил принц.
— Нет, но и не молодица, — ответил Хопер. – К ней-то какой интерес? Может, она и сама не ведает, что говорит?
— Однако угадала… почти, — пробормотал принц. – И зачем же тебе нужна жатва?
— Не нужна, — ответил Хопер. – Но если что-то случается раз в семьсот лет, то как пропустить? До следующей жатвы можно и не дожить. Я ведь летописец…
— Не выгорело тут с жатвой, — произнес принц, отправляя в рот ложку кушанья. – Хотя мой спутник – увязался тут за мной один жрец из столичного храма — думает иначе. Послушай, лекарь. Или маг, неважно. Ты можешь сделать так, чтобы этот колокол перестал звонить?
— Думается, что нужно отогнать от него звонаря, — предположил Хопер.
— Кажется, ты не маг, — покачал головой принц. – Стража! Отведите его к кардиналу, а если и тому он не надобен, гоните прочь из города.

Кардинал расположился в ратуше. Во всяком случае стража вела Хопера к ратуше. Крепкая у кардинала, наверное, была голова, если он выдерживал беспрерывный звон. На принца тот воздействовал явно не лучшим образом. Иначе, зачем он послал с Хопером четырех стражников? Всего-то идти было две сотни шагов от шатра, но и эти две сотни шагов стражники тащили Хопера под руки, хорошо хоть не перекинули через спину кобылы, которая цокала по странно пустой рыночной площади вслед за своих хозяином.
— Ученая? – обернулся самый высокий из стражей – белобрысый великан, точно кто-то из его предков смешал кровь с паллийцами. Такой и один мог нести Хопера на вытянутых руках.
— Точно так, — кивнул Хопер. – Только упрямая. А еще кусается и лягается. Имей в виду, если что.
— Буду иметь, — пообещал Хоперу стражник. – Я, кстати, тоже и кусаюсь, и лягаюсь. И не только. Так что мы с ней вроде как сродни. Заходи вон туда.
— Туда? – не понял Хопер, глядя на открытую дверь. – Так это ведь лавка, вроде?
— Была лавка, а теперь обиталище кардинала, — последовал ответ.
— У него, я так понимаю, собственная стража? – усмехнулся Хопер.
— Дурень, — оскалился стражник. – Он в страже не нуждается. Он же кардинал!
— Почти бог, — пробормотал Хопер и шагнул в приоткрытую дверь лавчонки своего давнего знакомого Раска.

В ней как будто ничего не изменилось за год, который прошел после последнего визита Хопера, разве только свечей зажжено было больше обычного, да лампы чадили, поэтому в лавке вдруг оказалось не только светло, но и тепло и одновременно душно. Высокий и худой человек в монашеской мантии, который выдвигал один за другим ящики в шкафах и мельком вглядывался в их содержимое, был бел, как и Амма. Но не имел в лице с последней никакого сходства, если не считать подобием тонкие губы и острые скулы.
— Вот и ты здесь, Бланс, — проговорил он с раздражением, не поворачивая к гостю головы. – А я уж думал, что ни одна муха не прилетит на эту кучу дерьма.
— Считая тебя, вторая уже муха, — с ответной неприязнью заметил Хопер, присаживаясь на сундук у входа. И ты, Коронзон, снова кардинал? В который уже раз?
— Не считал, — признался Коронзон, подходя к столу Раска и опираясь на него локтями, для чего ему пришлось согнуться почти пополам. – Называй меня Кором. Или братом Кором.
— Тогда и ты называй меня Хопером, — предложил Хопер. – Хозяйничаешь вместо Раска?
— Всегда удивляла ваша страсть к перемене имен, — усмехнулся Коронзон. – Кажется, только Амма всю здешнюю жизнь оставалась Аммой? Ну да, она же отшельничает где-то. Ты ведь не случайно здесь оказался? Что она еще предсказала?
— Ничего… – после долгой паузы ответил Хопер. – Разве только то, что жатва начнется не только здесь, но и в Водане.
— А этот глупый принц думает, что она уже завершилась, — покачал головой Коронзон.
— Так это не твоих рук дело? – спросил Хопер. – Хотя бы в Водане?
— Конечно нет, — буркнул Коронзон. – Или ты думаешь, что мы сговорились с умбра?
— Мы все умбра, — ответил Хопер. – И Амма, и Раск, который, как я понимаю, улизнул. Кто здесь являлся?
— Тебе зачем? – спросил Коронзон.
— Я хочу это остановить, — сказал Хопер.
— Семьсот лет назад вам это удалось, — согласился Коронзон. – Но сейчас все изменилось. Ты остался один.
— И ты не хочешь, чтобы я попытался? – поднял брови Хопер.
— Ну… – пожал плечами Коронзон. – Почему? Пытайся. Пойдешь тем же путем?
— Не знаю, — признался Хопер. – Но тут было что-то особенное. Я почувствовал. И тут, и в Водане.
— Что же? – сдвинул брови Коронзон. – Колокол?
— Не только. Нет. Кто-то устоял. Устоял против жнеца. Кто-то из смертных. Такого раньше не было.
— Это все, что ты почувствовал? – спросил Коронзон. – Я не подшучиваю над твоими способностями, я действительно интересуюсь. Ты ведь должен был разглядеть жнеца. И не только здесь, но и в Водане. А не спрашивать, не моих ли это рук дело.
— Все как будто смазано, — признался Хопер. – Я не стал хуже видеть, но словно покрывало опустилось над полем битвы. И только двое смертных – один здесь, и один на севере – как яркие огни. И тот, что на севере, кажется, сумел развоплотить жнеца.
— Но ведь не убить? – насторожился Коронзон.
— Пока – нет, — ответил Хопер. – Хотя жнец нападал на него уже дважды. Второй раз вчера. Правда, не всей силой. Я не смог разглядеть.
— Пожалуй, это действительно интересно, — задумался Коронзон. – Если есть такое оружие, оно могло бы принести пользу… А насчет покрывала – ты прав. Вот оно.
— Звон? – догадался Хопер.
— Звон – это только звон, — пробормотал Коронзон. – А вот что внутри этого звона… Загадка. Слишком сложная для меня. Сюда бы Ананаэла…
— Подожди… – нахмурился Хопер. – Принц что-то говорил о красавице с черными волосами…
— А ты не потерял хватку, — кивнул Коронзон. – Мелькнуло тут что-то этакое. Может, незнакомка и в деле. Неизвестная колдунья невиданной силы. И это очень важно. Но есть еще одно. Жатва не остановлена.
— Да уж, — согласился Хопер, — было бы странно…
— Не перебивай, — прошипел Коронзон. – Думаешь, я просто так торчу тут и слушаю этот идиотский звон? Можешь считать его нашим общим похоронным звоном. Если он умаляет жатву, значит, кто-то может умалить и нас. А уж если ты не ошибся насчет смертных, устоявших перед жнецами… ты сам-то хоть понимаешь, что происходит?
— Я здесь как раз для того, чтобы понять, — прислонился к стене Хопер. – Но не верю, что вы с Ананаэлом не были готовы к этой напасти.
— Мы уже давно ожидали какой-нибудь пакости от Фризы, — пробормотал Коронзон. — Геллские банды в последние года три стали все чаще спускаться с гор и бесчинствовать в Вандилских лесах. Думаешь, просто так Фриза захватила Бальдар? Это не только второй торговый путь на юг. Это люди. Воины. Теперь на стороне Фризы будут сражаться и черные. И знаешь, думаю, не только вандилы из Бальдара. Считай, что они захватили всю Вандилию. И войско Фризы, которое теперь велико, как никогда, уже теперь, полагаю, выдвигается к Водану. Оно было собрано на северных склонах Бальдарских гор. Тайно собрано, но не настолько, чтобы скрыть это от нас. Гебона наводнена шпионами Фризы. Грядет большая война, Бланс. Так что без жатвы никак не могло обойтись. Хотя последние семьсот лет как-то обходилось. Но ведь ты знаешь, что к ней нельзя подготовиться?
— Однажды кое-кто подготовился и обманул вас, — заметил Хопер.
— Прошло семьсот лет, — ответил Коронзон. – Когда я говорю о том, что нельзя подготовиться, это значит, что нельзя остановить первый удар. Но ответить на него можно. Мы извлекли уроки, и ты убедишься в этом. Тот, кто делает первый ход, проигрывает. Если бы не вы, семьсот лет все кончилось бы иначе.
— Энсы? – спросил Хопер.
— Уже появились, — кивнул Коронзон. – Плевать. Мы готовы. Собираем войско. Думаешь, случайно оказались вблизи Альбуса? Это принц Триг лечит тут собственную головную боль, а мы собираемся воевать. Двинемся отсюда на запад. Уже двинулись. Первые дружины прошли через город вчера. До границ Берканы всего пятьсот лиг. Врага встретим там.
— Опакум, — понял Хопер. – Я мчался сюда горными дорогами, поэтому не встретил войска, да и с крепостью разминулся. Только она ведь гебонская?
— Король Гебоны согласился предоставить ее нам, — скорчил брезгливую гримасу Коронзон. – Пришлось его слегка припугнуть, как я умею, но Опакум пока наш. Так же как Фрига, но она уже в Вандилском лесу, ее будет сложно оборонять.
— Беркана готова к войне? – спросил Хопер. – Все пять королевств?
— Пять королевств – как пять пальцев, — скрипнул зубами Коронзон. – Да, изнежились за последние годы, но готовы сражаться. Готовы стиснуть кулак!
— Так что же тебя беспокоит? — спросил Хопер. – Всего лишь звон колокола?
— В колокол звонит третий игрок, — сплюнул Коронзон. – Неизвестный. А нет ничего хуже неизвестности. Потому что на самом деле он может оказаться на их стороне, и уж во всяком случае нашим противником. Да, все началось, как обычно. Думаю, на севере должны быть казни и пытки, у нас – мор с мучениями. Все необходимое, чтобы призвать как можно больше энсов. Потом грандиозная битва, подобная той, которую вы остановили, и остановить которую уже некому, кровь, еще больше энсов, и кладбище от горизонта до горизонта.
— Для чего им это нужно? – спросил Хопер.
— Раньше у тебя такого вопроса не возникало, – удивился Коронзон.
— Слишком много лет прошло, — объяснил Хопер. – И прежние ответы меня уже не устраивают. Я не верю, что боги хотят купаться в смертях и страданиях. Не верю, что людские мучения полнят священные камни высшей силой.
— Однако без войн и казней менгиры постепенно остывают, — отметил Коронзон. – Исцелений все меньше, магии все меньше. С этим ты ведь не будешь спорить?
— И что же? – поднялся на ноги Хопер. – Думаешь, в этот раз им удастся наполнить менгиры до отказа?
— Мы здесь, чтобы им это не удалось, — процедил сквозь зубы Коронзон. – И мы еще посмотрим, чья возьмет. Чей замысел окажется мудрее. А они все еще служат. Да. Служат… нашим богам. Хотят разбудить их. Хотят избавиться от тоски.
— А если наши боги мертвы? – спросил Хопер. – Обратились в камень подобно нашим братьям в Хмельной пади? Разве только еще не осыпались пеплом.
— Нет, — понизил голос Коронзон. – Ананаэл… он разговаривает с ними. Иногда.
— И что же они ему говорят? – спросил Хопер.
— Это великий секрет… – прошептал Коронзон. – Даже я его не знаю.
— Если бы Ананаэл сошел с ума, это тоже было бы великим секретом? — поинтересовался Хопер.
— Не смей! – процедил сквозь зубы Коронзон. – Если бы не он… Не было бы ни Берканы, ничего. И той битвы, на которой тебе посчастливилось выжить – тоже!
— Он сейчас тоже в кардиналах? – спросил Хопер. – Или в который раз стал Предстоятелем Храма? А как же его вечный слуга Эней? По-прежнему подает создателю Храма Кары Богов и автору Каменного завета ночной горшок? И под каким именем Ананаэл теперь несет свет окормляемым народам?
— Это не твое дело, — отрезал Коронзон. – Хватит болтовни. Чего ты хочешь?
— Мне нужен тот, кто устоял перед жнецом, — ответил Хопер. – И, может быть, тот, кто видел жнеца. Я бы расспросил его.
— Его видел один черный торговец под именем Падаганг, — проговорил Коронзон, — но он убрался из города. В первый же день. Спустился со стены на веревке и был таков. Где он — неизвестно. А вот тот, кто устоял – известен. Те, кого ужас заставил не видеть жнеца, смельчака сумели разглядеть. Я помогу тебе найти его. Но и ты помоги мне.
— Что нужно сделать? – спросил Хопер.
— Найти другого человека, — ответил Коронзон. – И остановить звон.
— А убить звонаря, если его нельзя согнать с башни, тут никто не пробовал? Или это звонят сломанные часы? – усмехнулся Хопер.
— Ты прекрасно знаешь, что на башне Альбуса самые обычные часы, — отмахнулся Коронзон. — Это не столица королевства. В условленное время звонарь поднимался на колокольню и звонил. Но тот звонарь, что звонит в колокол теперь, не может быть убит или сброшен. Там наверху – ловушка. Уже пять воинов попали в нее. Но дело даже не в этом, магия очень сильна. Смертному не под силу ее остановить. К тому же, думаю, что колокол продолжал бы звонить, даже если башня была бы снесена.
— А ты сам? – спросил Хопер.
— Ты считаешь, что перед войной с Фризой, на стороне которой пять сильнейших умбра, мне нужно рисковать собой? – удивился Коронзон. – Нас всего трое в деле! Ананаэл, я и Эней! Да, вы вышли и отдали жизнь, когда вас приперло к стене! А прочие? Амма, которая прячется от собственной тени? Чирлан, который хозяйничал здесь и сбежал в очередной раз при первых признаках опасности? Зонг, которому всегда было на всех плевать? Карбаф, упивающийся собственной плотью? Где вы?
— Погибших не приперли к стене, — заметил Хопер. – Они вышли на битву в чистое поле.
— Я сказал свое слово, — ответил Коронзон. – Тебе отвечать. Поможешь мне – я помогу тебе.
— Ладно, — поморщился Хопер. — Рассказывай
— Два дня назад жнец, а это был Дорпхал, появился у альбусского менгира, — начал глухо ронять слова Коронзон. – Он начертил на нем знак врат, замкнул на него все менгиры Берканы, взял его силу, но не стал насылать мор на дозор, с дозором справился появившийся отряд энсов. Затем жнец явился к дозорной башне на тракте и одарил мором дозорных возле нее. Один из них его и разглядел. Во всяком случае – его глевию. После этого жнец вошел в Альбус. Запечатал тем же знаком ворота и двинулся к ратуше. Народ всюду валился с ног в ужасе. Но в тот самый миг, когда он вычерчивал знак на вратах, на рыночной площади появилась женщина. По описанию она была удивительной красоты. С черными, жгучими волосами, с черным взглядом. Ее видели немногие, видели смутно, как сквозь сон, и все видевшие были с задатками магов. Она прошла к ратуше, вошла в нее и уже не вышла оттуда. Но в тот миг, когда на площади появился жнец, колокол начал бить и бьет до сих пор. И вошедший в ратушу жнец не остановил его биения. Я даже подумал сначала, что этот звон часть жатвы. Но нет…
— Это все? – спросил Хопер.
— Нет, — словно очнулся Коронзон. – Старик Троббель оказался крепким орешком. Он ведь приходился нынешнему королю Одалы троюродным братом, так что его упрямство имело глубокие корни. Обычно жнец требует повиновения, судя по тому, что, выходя из ратуши, он выволок за шиворот тело бургомистра, Троббель ему не уступил. Не уступил, даже свалившись с ног. Еще и успел голубя отправить в Урсус. Но тебе ведь нужен тот, кто устоял?
— Был ведь такой? – спросил Хопер.
— Был, — кивнул Коронзон. – И объявлен преступником. И даже приговорен принцем Тригом к казни за оставление города и за убийство стражников. Хотя, по словам многих, как раз он и мог бы заменить старика Троббеля.
— Не понимаю, — нахмурился Хопер.
— Капитан в отставке, пожалованный одалским королем титулом барона Торн Бренин оказался на этой же площади, — объяснил Коронзон. – Вместе с дочерью. Он и не упал, когда столкнулся со жнецом. Якобы дочь спрятал за спину, она или висела на нем, или подпирала отставника. Жнец что-то сказал Торну, а потом растворился. Торн бросился домой. Судя по всему, его жена погибла одной из первой в городе. Но еще раньше, еще до появления жнеца хозяин этой лавки, едва услышав звон, бросился прочь из города. И ведь стервец ни одного, ни единого стрикса не оставил! Так вот он сломал печать на воротах города.
— И наступило безумие? – спросил Хопер.
— Да, — кивнул Коронзон. – Как и во всякий мор нарушение печати вызывает безумие. Часть стражников, а мор накрыл уже половину города, принялась убивать друг друга. Некоторые даже помчались вслед за Чирланом. Зря, конечно, мы нашли их тела у гебонской дозорной башни, весельчак не разучился управляться с топором. Но печать на вратах была сломана еще раз.
— Кем? – не понял Хопер.
— Торном, — ответил Коронзон.
— Как он сумел? – удивился Хопер.
— Как-то сумел, — хмыкнул Коронзон. – Может быть, Чирлан ему подсказал? Они были знакомы.
— Но зачем?
– Судя по всему, мор пал на его дочь. И он вырвался из города, чтобы спасти ее.
— И в чем его преступление? – не понял Хопер.
— Он перебил на выходе половину стражников у главных ворот, — ответил Коронзон. – И увел с собой капитана стражи и нескольких молодых стрелков. Повел их к менгиру, вступил там в схватку с энсами, дочь не спас, потерял одного воина и исчез. Большего не скажу, хотя еще вчера у моста, через который ты переехал, приближаясь к Альбусу, был затор из мертвых тел. И не только энсов, все жители Змеиного урочища истреблены и сброшены в Манназ. Может быть, Торн Бренин лишился разума? Видишь, я облегчаю твою задачу. Часть наших целей совпадает. Его нужно найти, Хопер. И ты сделаешь это. Если спустишься живым с колокольни.
— Подожди, — поморщился Хопер. – Я и сам как раз хочу найти его. Но не для того, чтобы предать его суду принца.
— А для чего? – поинтересовался Коронзон.
— Я… не знаю, — признался Хопер. – Я должен понять, как ему удалось устоять.
— Он сделал это не в первый раз, — отметил Коронзон. – Да, много лет назад спас своего тестя. Графа Вичти. Ты же слышал о северном походе против паллийцев? Они вышли к границе. К самой пелене. И та захлестнула часть воинов. Торн облился кровью, но вошел в пелену и вышел из нее, вытащив своего родственника.
— Герой, — согласился Хопер. – Даже умбра не способен на это.
— Умбра на многое способен, но глупо было бы ожидать от него глупостей, — буркнул Коронзон. – Думаю, что принцу было бы не до Торна, но он не только нарушил присягу, он увел сына принца. И лучше бы тот оставался жив.
— Сына принца? – не понял Хопер.
— Да, сына Трига, который сам почти король. Принца крови! – воскликнул Коронзон. — Молодой парень с характером, тяготясь родительской опекой, отправился в соседнее королевство, в Одалу. Поступил в одалскую гвардию стрелком, а потом в качестве молодого воина прибыл в Альбус. Вместе с приятелем, который одновременно был его телохранителем. Молодого принца зовут Хода. Приятеля – Соп. Мы раскопали могилу у менгира. Ходы и Сопа там нет.
— Все ясно, — протянул Хопер.
— Ничего тебе не ясно, — обозлился Коронзон. – Если бы Торн не ушел из города, и его дочь была бы жива, и принц Триг не буйствовал. Уже через пару часов безумие ослабло. Те, кто не умер в первые часы, не умерли уже вовсе. Всех жертв по городу, считая сраженных Торном, три сотни человек. Ты видел костры? Есть еще зараженные в деревнях, но их не так много. Здесь в городе почти все выжили. Зараза, которая оседлала их загривки – запеклась. Даже зарубцевалась!
— Звон? – спросил Хопер.
— Звон, — кивнул Коронзон. – Странная, но могучая магия. И поверь мне, что сейчас, в данное мгновение продолжают звонить колокола во всех городах Берканы. Звонить сами по себе. Без звонарей. Потому что звонит этот. И жнец не появился больше нигде! И зараженных тоже нет больше нигде! Разве только шрамы на загривках как от язв, зарубцевавшихся много лет назад!
— То есть, жатвы и в самом деле нет? – не понял Хопер. — Что тебя пугает, Кор?
— Слишком просто, — ответил Коронзон. – Не со звоном. Это словно нежданная помощь от мощного колдуна. Или насмешка от какого-то великого негодяя. С жатвой все непросто. Это же старая магия. Та, что была сплетена еще мною и раскинута над Фризой семьсот лет назад. Та, в которую вплела свои поганые заклинания мастерица Адна. Они не могли обрушиться на нас с тем, что нам известно. Они всегда придумывают что-то новое.
— Значит… – задумался Хопер.
— Это был только первый удар, — сказал Коронзон. – Пошли, я покажу тебе.

Хопер поднимался вслед за Коронзоном по узкой лестнице, которая следовала четырем граням часовой башни, и ему казалось, что он идет не сам, а неведомая сила тащит его к оголовку. Именно поэтому он не чувствовал магии звона. То, что было сотворено над ратушей, не было раскинутой ворожбой. Эта была вознесенная над всей Берканой воронка, которая как раз и втягивала в себя раскинутую ворожбу, высасывала насланный на Беркану мор, останавливала его.
— Теперь чувствуешь? – оглянулся на Хопера Коронзон, когда они достигли древнего часового механизма. До колокола оставался один ярус.
— Да, — кивнул Хопер, вытирая со лба пот. – Я думал на какого-нибудь умбра… Но разве есть среди нас такие маги? Это ведь не Ананаэл сотворил? Ты бы знал… И не Тибибр… Зачем ему идти против собственного жнеца…
— Это не главный вопрос, — заметил Коронзон.
— Куда все это девается, — понял Хопер.
— Вот, — кивнул Коронзон. – А теперь обнажи меч. Он тебе пригодится. Поднимемся еще на один ярус. Я помогу тебе устоять.

Они вышли из люка в углу яруса. Звон колокола стал оглушительным. Он раскачивался под куполом башни, язык его мерно бил по бронзовому краю устья, а под натянутой веревкой, которая раз за разом сдвигала колокольную чашу с места, в круге дневного света, падающего из вырезанных в куполе окон, метался призрак.
«Да это…» – сдвинул брови Хопер, ловя тень чего-то знакомого, но тут же отшатнулся, потому как под капюшоном мглистого существа не оказалось лица. Только непроглядная тьма.
Пять трупов сидели на границах освещенного участка. Все они были черны, как и бездна на месте лица призрака. Высушены, словно пролежали в жаркой пустыне под палящим солнцем тысячу лет. Высушены и посечены, будто участвовали в жаркой схватке. Уже после смерти. Но ни один из них не выпустил из руки меч.
— Чья тень под колоколом? – наклонился к уху Коронзона Хопер.
— Не знаю, — повысил голос тот. – В городе говорят, что та женщина была сама смерть. Но люди пугливы… Разве только у этого мира были свои боги? Но они никогда не давали о себе знать. С другой стороны, таких колдунов я тоже не знаю.
— Что я должен сделать? – спросил Хопер.
— Вот эти, — Коронзон показал на трупы, — пытались коснуться призрака. Ты высокий. Может быть, перехватишь веревку?
— Не думаю, что это сложно, — проговорил Хопер. – Но сам ты это сделать не хочешь. Что ж, я помогу тебе, но ты останешься мне должен.
— Хватит болтовни, — крикнул Коронзон. – Перехвати веревку!
— Я уж думал, что мне придется ее перерубать, — потянул из ножен меч Хопер.
— Меч тебе нужен для другого, — крикнул Коронзон и, выставив перед собой посох, шагнул вперед. И в тот же миг мертвецы начали подниматься.
Хопер замер. Снова, как когда-то, и как в эти несколько дней, когда он гнал лошадь к Альбусу и забывался в тяжком сне на недолгие часы, он увидел равнину Хмельной пади, полосу вражеского войска впереди и ощутил холод каменного ножа в руке. Кажется, ударить себя в горло было легче. Да, именно это было в глазах того, кто смотрел на него, убивая себя самого. Сочувствие. Тот, кто был на пороге смерти, понимал, что труднее будет тому, кто выживет. Умирать всегда легче, даже если перед этим и придется срубить нескольких влекомых неведомой магией мертвецов. Куда им против умбра? Слишком медлительны, слишком.
— Ну? – в нетерпении спросил Коронзон, отбрасывая взмахом посоха сразу двух противников.
— Хорошо, наверное, быть кардиналом, — пробормотал под нос Хопер, отбил удар одного соперника, другого, сшиб с ног третьего, шагнул вперед и перехватил веревку над обдавшим его холодом призраком неизвестной женщины без лица.

— Бом! – раздалось прямо в его голове. Раскатилось, разлетелось осколками чего-то до сей поры неприкосновенного и нерушимого. Обдало пламенем. Высушило и скрючило. Взметнуло к небу, показало на одно мгновение не только всю Беркану, раскинувшуюся по юго-восточной кайме Терминуса между пиками Молочных гор и Берканским морем, но и весь Терминус, весь гигантский кусок сущего, охваченный вместе с просторами водной глади мутным кольцом непроглядной пелены. «Вон там, — подумал, сгорая в пламени, Хопер, выглядывая клочки суши на северо-востоке привидевшегося ему пространства. – Вон там молодой Торн Бренин вынес из пелены своего тестя. Как ему это удалось? Только ему и удалось. Никто не возвращался. А из умбра никто и помыслить не может, чтобы подойти к границе. Вот она – свобода. В заданных пределах. Какие же мы беглецы? Мы рабы… в загоне…»
— Бом, — раздалось последний раз над головой Хопера и над головами всех обитателей Берканы, в городах которых продолжали звонить колокола, даже будучи лишенными языков, и сползая на пол, обдирая руку о показавшуюся стальным тросом веревку, он успел прочитать слова, вспыхнувшие на стенах башенного фонаря.
«Прими в себя то, что можешь принять, потому что более принять некому. И если не сгоришь — неси. И будет ноша тяжелее с каждым шагом, потому что несешь ты за многих, число которых прибывает. Спасешься спасая. Но не отринешь беду».
Эти слова отпечатались во мраке, который накатил на Хопера, и он продолжал их читать и перечитывать, пока Коронзон нес его на плече вниз, потому что здание ратуши вдруг начало подрагивать и исходить трещинами.
Когда Хопер окончательно пришел в себя, ратуши уже не было. На ее месте высились руины, и взметнувшаяся при разрушении пыль медленно оседала на пустых лотках, на крышах Альбуса, на мостовой, на сгрудившихся в отдалении стражниках и на шатре принца. Над городом стояла тишина.
— Это не конец жатвы, — прохрипел, поднимаясь на ноги, Хопер. – Это отсрочка. Пауза. Жатва продолжится.
— Когда? – спросил Коронзон, стряхивая с мантии пропитавшую ее пыль.
— Когда?
Хопер посмотрел на руку. Она стала черна, как лица мертвых в часовой башне. Слушалась его, не говорила о боли, но почернела и заледенела. От кончиков пальцев до запястья.
– Когда проклятье доберется до моего сердца. Или раньше.

Принц вышел из шатра через час. Взглянул на руку Хопера, скрипнул зубами и проговорил глухо, прежде чем вновь скрыться в шатре:
— Найди моего сына, летописец. А там, делай, что должно. Но Торн Бренин должен быть передан ближайшему воеводе Берканы для суда. Я даю тебе трех сопровождающих. Двух моих лучших воинов и одного из местных. Он знает Бренина. И последним видел его… и моего сына.

Хопер посмотрел на Коронзона, но тот только развел руками и, постукивая затейливым посохом, отправился к лавке Раска, дверь которой чудом оказалась не погребена под развалинами. Хопер оглянулся на трех стражников, стоявших у шатра.
— Продолжим знакомство? – улыбнулся Мушом. – Так ты лекарь или колдун?
— Меня зовут Эйк, — прогудел белобрысый здоровяк, тащивший Хопера к ратуше. – И я даже колдуну не позволю дурить моего правителя.
— А меня зовут Стайн, — сказал худощавый седой воин. – И я вот что скажу — никакая жатва не кончилась. Она угнездилась у меня на загривке и ждет своего часа. И вот еще. Мне тут никто не верит, но я видел ту погоню, которая промчалась за Раском. Они не были безумцами. Они служили кому-то. И Торн Бренин никогда бы не убил просто так.
— Я – Хопер, — ответил им Хопер. – И не думайте, что это я обрушил ратушу. Она обвалилась от времени. Так совпало.

By Nikolay Bondarenko
Следите за новостями
Подписаться
  • Nikita K

    Спасибо за рассказ! Держитесь там. Самая длинная ночь года уже миновала, скоро станет не так темно. Не рассматривали вариант переезда туда где зима помягче, а темнеет не так рано?

    • Nikolay Bondarenko

      Везде хорошо, где нас нет 🙂

  • Danila Tarasenko

    Парни, отличная работа. Терпения вам и настойчивости!

    • Nikolay Bondarenko

      Данила, спасибо большое! Надеюсь по завершении этой истории сесть с тобой в уютном кафе и похвастаться немного 🙂

  • Someone132

    «можно лупить человека по логове» — может все-таки по голове? Еще — СоюзМультфилм.

    И еще вопрос: Ash of Gods — вы же это имеете в виду как «Пепел Богов», не так ли? Просто из моего опыта, пепел чего-то почти всегда пишется во множественном числе, как : тот же . Может я в этом ошибаюсь, конечно: хоть я и жил 6 лет в Австралии, опыта у меня все равно естественно меньше чем у вашего переводчика из ЮАР (передайте ему привет: сравнил английские версии глав с русскими, и его едва ли не лучше, и очень хорошо читаются!) Но если вдруг я прав, то это для англоязычных сразу же помечает ваш проект нелучшим образом, и учитывая что жанр CRPG поделен, и стиля Саги далеко недостаточно для успеха (посмотрите только на продажи Tahira: Echoes of the Astral Empire, Great Whale Road или даже там Masquerada: Songs and Shadows в Steamspy), этого вам не нужно. (Может конечно, это у вас на самом деле «Ясень Богов», и тогда другое дело.)

    Но в целом, я все равно конечно же болею за вас: и ради всего российского геймдева, и потому что мне тоже близки ваши слова о желании сотворить истинную нелинейность, с моральной неоднозначностью. Как и про тексты, из которых вырастаешь. Даже сегодня решил взять наконец и прочитать Улисс Джойса, Черный Обелиск Ремарка и Охоту на Овец Мураками: ознакомиться с этими авторами и навсегда их оставить как ориентиры качества для собственной работы.

    В общем, удачи!

    • Konstantin Korneev

      Опечатки поправим, спасибо.

      Да, про пепел во множественном числе мы думали, т.е. вариант Gods’ Ashes, наверное, более верный грамматически, но сейчас мы остановились на как нам кажется более благозвучном, но еще подумаем, спасибо.

      И большое спасибо за вашу поддержку — делать что-то большое страшновато, поэтому именно такая поддержка позволяет не терять веру в себя и продолжать двигаться вперед.

  • Anastasia Pokatilova

    Какой большой путь вы уже одолели! Удачи и терпения!) Поддержу вас обязательно если будет сбор на игру)

    • Konstantin Korneev

      Спасибо, ваша поддержка очень важна. Пока можно просто рассказывать о нас близким/друзьям/прохожим 🙂

  • Олег Мишко

    «Прозрачность последствий принятого решения. Вы обдумываете действие и еще до осуществления действия получаете информацию о возможных последствиях этого действия. Вам не нужно тратить время на самостоятельный подсчет.» — как по мне это только минус. Настоящие эмоции дарит выбор, последствия которого не очевидны.

    • Konstantin Korneev

      Нужно понимать, что речь идет о выборе именно в бою — и тут мы осознанно отказались от случайности (попаданий и промахов, например) в атаках и умениях персонажей.
      Вместо этого элемент случайности представлен коллекционными картами, т.к. на каждый бой вы получаете 5 случайных карт с разными эффектами, часть из которых также имеют элемент случайности в своих эффектах.
      Я бы хотел предложить вам сыграть в прототип боевки в удобное для вас время, чтобы вы могли составить свое собственное впечатление. Интересна ли вам такая возможность?

      • Максим Бессмертных

        А доступ чтобы опробовать прототип боевки можно получить?

        • Nikolay Bondarenko

          Вводите любой id на выбор и смотрите. Сейчас там нет ИИ так что вы можете поиграть в 2х вкладках вашего браузера или написать нам, мы с вами с удовольствием поиграем.

          • Максим Бессмертных

            Немного попробовал. Следующие замечания возникли:

            1) Атака кажется слишком низкой. 12 хитов при атаке 2 — это 6 раундов надо рубить. А ведь еще есть лечение и возможность повысить защиту юнита. Как-то бой слишком долгим и нединамичным выглядит. В Эадоре для сравнения для выноса юнита обычно 2-3 ударов от равного противника хватало.

            2) По 8 видов действий у каждого юнита для освоения слишком сложно выглядит. Мне кажется в игре лучше поначалу сделать 2-4 действия, а остальные давать в ветках развития.

            3) Клетки, а не гексы по какой причине выбраны?

            4) Зоны контроля или свободные атаки не планируются? Возможность просто пробежать мимо противника на мой вкус не очень смотрится.

          • Максим Бессмертных

            Хотя может по первому пункту я и не прав. А такое впечатление сложилось из-за того, что в каждом отряде один из двух юнитов был танком. В Эадоре схватка мечников тоже печальное зрелище. 🙂

          • Konstantin Korneev

            Максим, благодарим за ваши вопросы.

            1. Атака бойцов нижнего боя изначально может быть низкой, но почти для всех её можно увеличивать собственными умениями или бардом. Во время одного боя вы можете добавлять персонажу HP и танковать или же постепенно увеличивать его атаку и наносить урон.

            2. С одной стороны — их на самом деле меньше (около 4), просто многие из них можно наносить в HP или MP, что сейчас выглядит, как 2 отдельных умения. С другой стороны — да, в прототипе сейчас все доступно полностью сразу, это может быть немного обескураживающе. В релизной версии игры как в кампании, так и в мультиплеере эти персонажи/возможности будут добавляться постепенно, чтобы игрок мог в них разобраться и ко всему привыкнуть.
            Развитие персонажей — это отдельная тема, мы все еще думаем, как лучше его реализовать.

            3. Я не могу сказать, что клетки «лучше», просто в нашей боевой системе мы решили их использовать, т.к. с ними нам больше нравится построение партии, блокирование путей прохода противника и т.п. Также это позволяет создавать на 33% анимаций боя, а это — одна из основных частей работы.

            4. Да, про это спрашивают все DnD’шники. Нет, пока их нет, но мы попробуем такой вариант в будущем.

          • Максим Бессмертных

            Не совсем понятен смысл атак на выносливость. Даже берем Warrior, у которого выносливость низкая и вроде как тактика на вынос выносливости должна иметь смысл.

            У Warrior 15 хитов и 10 выносливости. Допустим его атакует юнит с атакой 3. Если выбивать хиты, то нужно 5 ходов для убийства. Чтобы выбить выносливость нужно 4 хода. После этого урон удвоится, но потребуется еще 3 хода для убийства. То есть всего 7 ходов, что гораздо больше, чем 5.

            А если взять Guard, у которого выносливость равна хитам, то там выбивание выносливости еще более бессмысленно выглядит.

            Или я что-то в системе не понял?

          • Konstantin Korneev

            Это скорее призвано сделать бесполезными противников, полагающихся на использование энергии. Например, клерик без энергии не сможет лечить себя или сопартийцев, что сделает его практически бесполезным (если вы конечно не успели набафать его атаку к этому времени).

          • Максим Бессмертных

            Атаки на выносливость выглядят наиболее спорным моментом. С одной стороны они довольно редко имеют смысл, с другой стороны резко усложняют систему и соответственно увеличивают порог вхождения для игрока. Причем порог вхождения увеличивается не только из-за удвоения видов атак, но из-за парадоксальности. Образно представить, что атака мечом снимает выносливость достаточно сложно.

            Может было бы лучше сделать специальную атаку на выносливость? Тогда ее можно было и назвать по человечески — удар щитом, подсечка/бросок и т.п., что парадоксальность системы бы уменьшило. И видов атак стало бы не так много.

            А чтобы суть системы особо не изменилась. Можно при нулевой выносливости удваивать урон вне зависимости от того бьют в выносливость или в хиты.

          • Nikolay Bondarenko

            Максим, посмотрите на damage dealer классы (убийца, копейщик) и поведение воина в ситуации выхода 1 на 1. Это уходы в контратаку (за энергию), это связка бард + Warrior или бард + Guard при которой последний на riposte атаках по сути начинает контролировать зону и возможность «вырубить» у него hammer (это разбросать всех без нанесения урона) становится критичным, если вы играете от лучников или копейщиков.

            В т.ч. связки влияний карт на сбитую в ноль энергию. Т.е. например если у вашего противника воин с 0 энергии то карта «Снять МП на 5 единиц» нанесёт противнику 10 урона вне зависимости от состояния буфера защиты.

            Я хочу сказать, что в большинстве ситуаций это комплексное поведение или стратегия.

          • Максим Бессмертных

            По копейщику есть такая идея. Зависимость особой атаки от здоровья оставить. Но дальность особой атаки ограничить 1 клеткой. У обычной атаки дальность по-прежнему 1-2 клетки. Количество здоровья увеличить. И переименовать в алебардщика, чтобы естественнее смотрелось. Такой алебардщик будет юзабельным и без наличия монаха в отряде и соответственно разноплановость damage dealer’ов появится.

          • Nikolay Bondarenko

            У нас в игре и алебардщик есть 🙂 мы его не делали ещё, но для базы возьму вашу идею.

          • Максим Бессмертных

            Еще идея по поводу зон контроля. В явном виде они, наверное, и не нужно. Но можно сделать чтобы выход из соприкосновения с противником тратил дополнительную единицу передвижения.

            ps
            По поводу одноплановости уронщиков какой-то комментарий будет?

          • Nikolay Bondarenko

            Я его не нахожу в нашей переписке. Можете повторить, что вы имеете в виду над одноплановостью уронщиков?

          • Максим Бессмертных

            Опубликовал заново. Но опять после перезагрузки страницы комментарий исчез. Скорей всего с большим размером связано. Сейчас на две части попробую разбить.

          • Максим Бессмертных

            У всех уронщиков особая атака тратит здоровье, при этом у самих здоровья всего ничего. И получается, что без монаха они в общем-то неюзабельны.

            Особенно лучник странно выглядит. У него особая атака тратит аж 15(!) здоровья, чтобы нанести противнику 8. При этом у самого лучника 8 хитов. То есть надо потратить 1 ход на концентрацию + лечение монаха и все равно после выстрела лучник окажется при смерти. И если у противника есть карточка на урон, то его сразу добьют и никакой пользы от +1 к атаке (и так выглядящей несоразмерной затратам) не получишь.

          • Nikolay Bondarenko

            Немного сложнее. Потратить 15 здоровья, что нанести 4хAT урона. Для лучника с атакой 2 — это 8 урона, с атакой 4 — это 16 урона и т.д. Пример с карточкой хороший и есть нюанс. Карточка — это по сути «пропуск хода» в счетчике раундов + ускорение для противника (т.к. вы убили персонаж). Если мы, например, играем 3 на 3 и вы разыграете такую карту на 2-м раунде то тут вступает другая логика — вы «пропускаете» меня в 3-й раунд и там, если у меня есть вампириз энергии или здоровья — вы проигрываете. Я почти гарантированно убиваю ваш юнит и усиливаю один из двух оставшихся. Максим, я хочу сказать, что вы всё пишите правильно. Более того, такие комментарии очень (!!!) нам и нужны и важны, т.к. это именно те вопросы, на которые нужно ответить игроку в первую очередь. При этом я чаю надежду, что именно «клубок» из зависимости между картами, юнитами и менеджментом параметров делаем игру с человек интересным занятием. Давай сыграем уже наконец! 🙂

          • Максим Бессмертных

            Ааа…. оказывается соперники ходят по очереди вне зависимости от количества у них юнитов. То есть боевка совсем условная и о реалистичности речи даже не идет. Что-то вроде шахмат получается.

            Не знаю. Может, конечно, как логическая игра это и интересно. Но для РПГ хочется чего-то более реалистичного. С такой боевкой о вживании в мир говорить не приходится.

            Из условных боевок мне только Warlord более-менее нравился. Но тот все-таки стратегия, а не РПГ.

          • Nikolay Bondarenko

            Боевка то у нас — стратегия. Получится или нет у нас сделать так, чтобы вы почувствовали, что они живые люди — очень на это надеюсь.

          • Максим Бессмертных

            Есть у нас мегавоин Ло Фенг. Встретился Ло Фенг с двумя соратниками с тремя разбойниками. Пока три на три сражались все нормально. Но убили 2 разбойников и теперь оставшийся разбойник успевает совершить три действия пока мегавоин Ло Фенг одно. Ну и как после этого Ло Фенга как живого человека воспринимать? А не как фишку для логической игры.

          • Nikolay Bondarenko

            Максим, наверное я не понимаю. У нас пошаговая игра, раунды без приоритетов. Любой персонаж ходит 1 раз за раунд. Пока оставшийся разбойник совершит три действия он получит 3 действия в ответ — от Ло Фенга и двух его соратников.

          • Максим Бессмертных

            Получается, что время у соперников течет по разному. Пока было три разбойника, на три действия конкретного разбойника приходилось 9 действий противника. А когда разбойник остался один время для него ускорилось в три раза. Это уже крайняя степень условности. Те же Герои в сравнении с этим просто симулятор средневековых боевых действий. 🙂

          • Максим Бессмертных

            Вообще у вас что-то уникальное получилось. В логических играх условность последовательная. Соперники ходят по очереди одной фишкой, но могут ходить одной и той же фишкой несколько раз подряд. А у вас с одной стороны тоже самое, а с другой — игрок обязан поочередно сходить всеми своими фишками. Это совсем противоестественно воспринимается.

          • Nikolay Bondarenko

            Да, возможно. Мы играли по разным правилам, и с последовательными ходами в том числе. Ощущения от того набора правил, который сейчас крутить на прототипе нам больше нравится, так что пока мы работаем именно с ним. Максим и я настаиваю прямо, даже если не с нами, поиграйте с людьми — 2-3 партии хотя бы чтобы понять влияние карт и совокупной стратегии на собственные ощущения и эмоции.

          • Максим Бессмертных

            Честно говоря я не любитель игр с людьми. Только в шахматы периодами играю. Может попозже.

            Но смотрите что у вас сейчас получилось. Берем бой 2 рыцарей между собой. Шансы равные. Теперь к одному из рыцарей добавляем в помощь 3 крестьян. Шансы рыцаря с помощниками стали близки к нулю. Но это же абсурд. Поэтому такого вообще нигде нет.

          • Nikolay Bondarenko

            Максим, пишите глупости сейчас. Мой личный наигрыш чуть более 500 боев. Всеми видами составов и партий. Вы придумываете проблему, которой нет. Поиграйте сами с собой и смотрите как оно на самом деле работает. С картами, скилами и прочим.

          • Максим Бессмертных

            Причем здесь глупости и наигрыш, если у вас в систему принципиально парадокс заложен. Давайте более жизненный пример возьмем. Энс же в игре будет намного сильнее человека? И получится, что отряд против одинокого энса — бой сложный. Отряд против энса с слугами-людьми — бой намного проще. Абсурд? Абсурд. Пока юниты примерно равны по силам парадокс не так заметен, как только боссы появятся сразу станет очевидным.

          • Nikolay Bondarenko

            Вы мне рассказываете о проблемах не играя. Баланс, карты, абилки, расход ресурсов на сильные умения — вы это все оставили за скобками. В вашем примере энс сдохнет на 2м раунде от нехватки ресурсов для выполнения атаки. Сам себя убьет, если хотите. Простите, Максим, но рассуждать в абстрактном вакууме не хочу. Берите конкретные классы в моей игре и показывайте конкртено на них, с их математикой и балансом то вещи, которые вы считаете не верными.

          • Максим Бессмертных

            Т.е. у энса настолько мало ресурсов для атаки, что он не сможет убить отряд, даже если тот не будет сопротивляться?

            При таком отношении к критике вы точно хорошую боевку не напишите.

          • Nikolay Bondarenko

            Максим, открываете прототип — создаете 5 юнитов с одной стороны, 1 любой с другой. Проблема в том, что нет критики. Вы не смотрите как работают механики у уже имеющихся dd классов. Как работают карты и что они дают. А упорно доказывает мне, что команда с большими диспропорциями по составу всегда выигрывают.

          • Максим Бессмертных

            Отряд из 4 героев встретился с энсом с атакой 10. Если энс один, то потенциально сколько урона он может нанести пока отряд сходит? 10*4 = 40. Теперь энсу даем трех подручных с атакой 3. Сколько потенциального урона сможет нанести отряд энса за то же время? 10 + 3*3 = 19.

            Ну и сколько боев нужно сыграть, чтобы понять, что подручные резко ослабили энса?

          • Konstantin Korneev

            Максим, во-первых энс также будет использовать ресурсы для своих атак, 4 последовательные атаки его ослабят настолько, что он точно погибнет.
            Во-вторых, в партии есть разные классы, они смогут лечить и бафать энса, а также принимать на себя урон.
            Эти два фактора сделают партию с большим количеством персонажей более сильной. Но очередность ходов оставит шанс на победу и партии меньшего размера.

          • Максим Бессмертных

            Это как? Отряд из 4 героев атакует одинокого энса. Игрок управляющий отрядом просто на каждом ходу жмет skip. Энс атакует несопротивляющегося противника один раз, второй раз, третий раз, четвертый раз и бац умирает. Замечательная боевая система.

            Обычная атака, не требующая ресурсов, у энса куда вдруг подевалась?

          • Konstantin Korneev

            Максим, мы по сути говорим об одном и том же: чтобы такая пошаговая система работала нужны дополнительные сдержки и противовесы в балансе и механикам боя. Мы это понимаем и учитываем. Вы можете протестировать это в прототипе или же дождаться релиза и попробовать там, но пока вам придется поверить нам. Рассуждать о гипотетических ситуациях, которые не учитывают все аспекты боевой системы не очень продуктивно.

          • Максим Бессмертных

            Абсурдность нельзя устранить наворотами. Какие бы вы способности и карты не добавляли это может сделать абсурдность менее очевидной в силу усложнения боевой системы, но никуда она не денется.

            И вы хотя бы напиши текст про эту особенность системы и посмотрите как на это реагируют потенциальные игроки. А то в данном тексте даже намека нет на то, что гибель юнита ускоряет остальные юниты отряда.

          • Максим Бессмертных

            И еще один момент. Странно, что вы постоянно аппелируете к PvP. Хотя создаете РПГ. Хорошая боевка для PvP и хорошая боевка для РПГ это две большие разницы. От РПГ и PvP игроки совершенно разного ждут. Поэтому так сразу и не вспомнишь боевку, которая была бы популярна и как РПГ и как PvP.

          • Максим Бессмертных

            И уронщики опять же выглядят парадоксально. Рукопашник получающий урон при атаке это нормально. Типа бросается в яростную атаку, не обращая внимания на защиту, и естественно огребает от противника. И то несколько странно выглядит, что урон зависит от своей атаки, а не от атаки атакуемого, но это ладно. Копейщик выглядит еще более странно. Если он удар наносит с двух клеток, то каким чудом он умудряется при этом получить урон? А лучник — совсем абсурдно. Как он при стрельбе может получить урон? Сам в себя ножиком что ли тычет, чтобы лучше выстрелить? Конечно, это можно объяснить какой-нибудь магией крови, но проблема, что в мир Малицкого это никак не вписывается.

            На мой взгляд. Убийца выглядит интересно. Копейщик спорно. А лучник однозначно должен тратить на особые атаки выносливость.

          • Nikolay Bondarenko

            Вы рассматриваете плату за применением умения (в виде HP) как получение урона. ОВы платите частью HP/MP за возможность воспользоваться умением. Не получаете урон при этом. Хотя возможно я всё еще не понимаю вопрос. Т.к. копейщик не получает уровна от контратак, если он стоит на расстоянии 2-х клеток от противника. Core-loop для лучника — это сильный выстрел (за HP) и концентрация (перекачка MP в HP) или связка лучник + монах / лучник + бард или лучник + монах + бард чтобы быстрее восстанавливать его HP для нанесения сильных ударов.
            Если хотите, мы можем попробовать созвониться в Skype и поиграть вместе — я покажу, какие именно шаблоны можно реализовывать играю двойками или тройками юнитов.
            p.s. Для полноты картины посмотрите на Fighter/Templar/Guard и их связки.

          • Максим Бессмертных

            Половина претензии философская. Вы же ролевую игру пишете. В ролевой игре вживание в персонажа и в мир это важная часть игры. А если атаки персонажа невозможно образно представить, то это серьезный минус для вживания в мир и соответственно для игры в целом.

            Но ладно, получается, что в мире игры люди способны использовать свою жизненную энергию для усиления удара. И воины могут эту способность в себе развивать. Представить такое можно. Но по уму это надо отразить в описаниях навыков и вообще в описаниях мира игры.

          • Максим Бессмертных

            На выходных может время будет, попробую поиграть. Пока напишу что мне нравится, а что нет.

            Нравится:
            1) Изменение атаки во время боя
            2) Трата жизни на особые атаки

            Не нравится:
            1) Сильно не нравится — ускорение при гибели юнита остальных членов отряда
            2) Высокоуровневые карты вносят слишком большой элемент случайности в бой. Для PvP может это нормально (если целевая аудитория покерная), но для РПГ большой минус.
            3) Симметричность атак в жизнь и энергию. Это разные сущности, должны быть разные атаки.

  • Максим Бессмертных

    Подобная карта была в Аркании. И мне всегда было непонятно почему так больше никто не делает.

    А как с точки зрения законов мира объясняется расход стриксов на передвижение?

    • Nikolay Bondarenko

      Максим, можно уже почитать в разделе история на сайте. Жители городов, где жнецы «запустили» жатву болеют — чем то сходим с бубонной чумой. Стриксы, которые носят на теле останавливают болезнь, но постепенно «выкипают». В самой игре будет много лор «врезок», чтобы рассказать обо всех важных событиях всем, кому это интересно.

      • Максим Бессмертных

        Историю читал. Но в истории говорилось, что заболели только те у кого не было стриксов на теле. В частности из отряда Торна заболела только Гледа.

        • Nikolay Bondarenko

          Заболели все. Инкубационный период и «степень» заболевая разная. Военный, в большей мере, носят стриксы на себе, так что часть из них пока просто не поняла серьезности происходящего.

          • Максим Бессмертных

            Извиняюсь, что выпытал у вас спойлер. 🙂

            Тогда все логично. Нет противоречия.

  • realavt

    Ближайшие несколько лет от сравнений с Баннер Сагой вам никуда не деться. Она слишком выделялась своей стилистикой и тематикой, и всё что на неё в такой степени похоже, будет автоматически причисляться к её клонам. Так было с Думом, так было с Диабло, выходящие после них игры автоматически записывались в их клоны — с этим надо смириться и не дергаться, мозги у людей так работают и это нормально. Пока что то, что лично я вижу у вас, мне нравится гораздо больше, чем то что я видел в Баннер Саге. Нужно лишь время, чтобы в восприятии людей «труп Баннер Саги остыл» и похожие по стилю и формату на неё игры наконец-то смогли восприниматься сами по себе.

    • Konstantin Korneev

      Да, возможно вы правы, но пока эти вопросы о похожести будут задавать и нам нужно быть к ним готовыми. Благодарю за вашу поддержку.

  • realavt

    Возможно ли в игре сделать настройку цветности изображения? Хотелось бы иметь возможность сделать картинку сочнее и ярче, наверное фильтром каким-нибудь.

    • Konstantin Korneev

      Тут скорее проблемы в том, что цвета исказились при сжатии гифок, в видео они намного ближе к оригинальным: https://youtu.be/UEFcGABNBvE

      • realavt

        Нет, я имел в виду чтобы гораздо цветнее стало, по желанию. Прям вот насыщенные цвета.

  • Максим Бессмертных

    Вопросы по боевке прежние:

    1) Из-за дублирования атак в здоровье и энергию система выглядит громоздкой.

    2) Поочередность ходов игроков вне зависимости от количества юнитов в отряде порождает абсурдность. Например, если проводить аналогию с шахматами, ферзь (жнец) + пешка (ополченец) будут намного слабее одинокого ферзя (жнеца).

    3) Судя по вашему единственному боевому стриму, карты излишне сильны и несбалансированны. Особенности юнитов не сыграли в бою никакой роли. У кого оказались более читерские карты, тот и победил.

    • Konstantin Korneev

      Максим, это скорее утверждения, а не вопросы, их можно только прокомментировать:

      1. Возможно она так выглядит на первый взгляд, но в игре будет интерфейс и подсказки, которые будут объяснять эту механику, в действительности она совсем не сложная.

      2. Это не совсем так, потому что для атаки в шахматах не используются какие-либо ресурсы. В игре же мощные атаки и умения стоят очков здоровья или энергии, поэтому в таком размене партия с большим количество юнитов победит.

      3. Карты мы переделываем и балансируем, мы хотим оставить их мощными, но не ломающими боевку. Если какие-то будут слишком мощные — будем их ослаблять.

      • Максим Бессмертных

        1) Сейчас у вас в среднем 8 видов атак/умений на юнит. Это очень много. Нормальное число 3-4. Darkest Dungeon пример хорошей боевки. 7 умений доступно, но в бою можно использовать только 4 из них. Соответственно и тактически игра богатая, и перегруженности нет.

        2) Абсурдность в боевую систему у вас заложена и проявляться будет неизбежно. Теоретически, конечно, эта абсурдность может стать главной фишкой боевки. Определенные плюсы у нее есть. Например, добивания перестают быть скучными. Но чтобы абсурдность была играбельной добиться очень сложно.

        3) Карты в принципе слишком мощные. Даже у первого уровня урон выглядит слишком высоким. Особенно учитывая, что в других играх обычно заклинания применяют маги, которые хлипкие и поэтому возможна тактика их быстрой ликвидации. А у вас защититься от магии вообще никак нельзя, ни прямо, ни косвенно.

        Общее впечатление. Замах у вас очень широкий. Вы пытаетесь в боевку включить и первое, и второе, и десятое. В результате цельная концепция даже не просматривается.

  • Дмитрий Иваненко

    «поэтому ни стадов, ни охотников, ни единой хижины на шесть сотен лиг от Вандилского леса до Хели»

    Ни стад. Родительный падеж множественного числа от слова «стадо» — «стад», а не *»стадов».

    • Konstantin Korneev

      Спасибо, верно, в ближайшее время поправим. Подозреваю, что это была речь персонажа, которая перешла в авторскую вместе с ошибкой.